Студия танца Виктории Дёминой - VD-Studio Студия танца "Виктория-Данс"
занятия индивидуально и в группах, постановки: восточный танец (oriental, фольклёр, шоу), боди-балет (растяжка, укрепление спины, основы хореографии), свадебный вальс

demina-studio(а)yandex.ru
ГЛАВНАЯ | ТАНЦКЛАССЫ | ЗАПИСАТЬСЯ НА ЗАНЯТИЯ| ФОРУМ | ГАЛЕРЕЯ | В ИЗБРАННОЕ
ЗАКАЗАТЬ НАШЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ

НАД ПАРКЕТОМ
(всё о танце)

О ПОРТАЛЕ:
Google

Yandex

как заказать

наше выступление


СТАТЬИ: о разных танцах - ФЛАМЕНКО РОДИЛОСЬ НА КАВКАЗЕ?…
Статьи Вопрос о происхождении фламенко, как своеобразной и ни на что не похожей народной танцевальной культуры, в целом, остается открытым. Чаще всего, в качестве общего места, говорится, что фламенко - это искусство южной Испании, точнее - андалузских цыган.







Существует общепринятое мнение, что цыгане принесли с собой фламенко, или, назовем это менее решительно протофламенко, с Индостана. Аргументы - вроде, имеющееся сходство в одежде, нюансах индийского танца и похожести движений рук и ног. Думается, это натяжка, делающаяся за неимением лучшего. Индийский классический танец – это по природе своей пантомима, придворный танцевальный театр, чего ни в коей степени не скажешь о фламенко. В индийском танце и фламенко нет главной похожести – внутреннего состояния, того, для чего, вернее, отчего, кем и в при каких обстоятельствах, в каком настроении исполняется эти танцы.

У цыган, когда они только пришли в Испанию, уже были свои собственные музыкальные и танцевальные традиции. За века скитаний по разным странам напитали из психологию отголосками танцев и музыки, которые заглушили типично индийские мотивы. Цыганский танец, известный, скажем, в России, не более похож на фламенко, чем например набирающий популярность арабский танец живота. Во всех этих трех танцевальных традициях можно найти схожие элементы, но это не дает нам право говорить о родстве, но только о взаимопроникновении и влиянии, причина которого чисто географическая.

Словом, да, цыгане принесли свою танцевальную культуру, но в Иберии фламенко уже существовало, и они переняли его, добавив кое-что из своего, любимого.

Разные исследователи не отрицали следы различных влияний в народном танце Андалусии, в основном восточных – арабских, еврейских, индийских, но фламенко нельзя отнести к восточному искусству. Дух не тот, стать не та. И то, что фламенко много, много старше тех пятисот лет, которые ему приписываются, тоже в конечном счете признать придется. Несомненно, основные элементы искусства фламенко существовали в Андалусии с незапамятных времен, задолго до появления в Испании смуглолицых выходцев из Индии. Вопрос тут в том, переняли цыгане фламенко, придя на жительство в Испанию, или же захватили (как плохо лежавшую вещицу или кошелек) по дороге в Иберию. Возможно указать место, где они могли позаимствовать танцевальную традицию, давшую фламенко его своеобразие, его горделивость, большую часть узнаваемых движений, непередаваемый дух. Это Кавказ с его лезгинкой.

Идея сходства и/или сродства иверской (в частности, грузинской) и иберской (географически - испанской) культур уже несколько утратила новизну и оригинальность, сохранив парадоксальность, привлекательность и… неизученность. Исследования на эту тему обрывочны, касаются, в основном, кажущегося сходства баскского и кавказских языков, других языков древних и новых. Иногда и вскользь упоминается сходства в культах, верованиях, чего мы также коснемся ниже.

Мы же рассматриваем проблему проникновение иверской культуры в древнюю Иберию в отношении танцевального фольклора, но отчасти нам придется коснуться и других элементов материальной и духовной культуры в том смысле, в котором они говорят в пользу нашей гипотезы.

Если не отходить далеко от общепринятой «цыганской» версии, возможно предположить, что какая-то часть, несколько родов цыган, где-то по дороге из Индии в Испанию заглянули на Кавказ увидели, подхватили и принесли на юг Пиренейского полуострова то, что в последствие стало основополагающим элементом классического фламенко. (Способность этого племени прибирать к рукам, что плохо лежит, общеизвестна.) Но натянутость этого предположения в отношении фламенко очевидна – нет никаких упоминаний о том, что цыгане как-то уж особенно плотно осваивали Кавказ, достаточно долго там задерживались, а потом, почему-то передумав там жить, дружно развернулись и двинули всем табором на Запад.

Общепризнанно, что они – выходцы из Северной Индии и Пакистана, покинувшие свою историческую родину в середине 16 века. Есть и такие, которые утверждают, что цыгане достигли Андалусии через Египет по морю вдоль берега Африки. В своих блужданиях они зашли очень далеко и расселились весьма широко от своей прародины по другим странам, включая Средний Восток. Однако, «кавказский крюк» сюда не вписывается логически, географически и не подтверждается научно исторически. Ведь, если учесть, что происходило это во вполне цивилизованные времена, и если это нигде практически не отмечено, то, вероятно, этого и не было. «Переносчиками» протофламенко с Кавказа в Испанию цыгане не были, освоив его уже на месте, по прибытии.

Коль скоро мы приняли за постулат, что основной источник традиции фламенко – это некий древний танец, частично сохранившийся в кавказском хореографическом фольклоре и переселившийся в незапамятные времена в древнюю Иберию, необходимо подыскать и некий древний этнос, который оставил свои след как в кавказской, так и в иберской культурах.

Кастинг на эту роль велик и разнообразен, а само время переселения можно датировать от начала третьего тысячелетия до н.э. до первого упоминания о фламенко в литературе, которое встречается в "Cartas Marruecas" Cadalso, в 1774 году. Но, коль скоро, все в этом вопросе так неясно и запутано, то, вероятно, происходил этот «перенос» в древнейшие времена, и его этапы мы можем воссоздать из разрозненных (хотя и вполне научно документированных) исторических элементов.

Заселение Европы шло с Юго-востока. Оттуда, с Иранского нагорья, как лава из вулкана, многочисленные племена растекались во все стороны. То, как это происходило в деталях мы вряд ли когда-либо узнаем, но о Великом переселении народов известно неплохо. Происходило оно в 4-7 вв., и участвовали в нем германские, славянские, сарматские племена. Под их напором, собственно, и рухнула Римская Империя.

Среди этих племен через Кавказ в Европу пришли ирано-язычные аланы, родственники современных осетин. Не они ли, следуя по маршруту «Кавказ – Причерноморье – Средиземноморье - далее везде» принесли в древнюю Иберию протофламенко? Не исключено. По крайней мере, логично и физически возможно.

Сведения о том, что аланы добирались до Испании, имеются, но, видимо, это были незначительные вылазки, марш-броски смельчаков, вроде высадки викингов в Америке. Викинги в древней Америки были, но влияния на культуру Нового Света никакого не оказали, как, вероятно, и аланы не слишком повлияли на культуру Испании. Согласитесь, чтобы оставить в истории след, заметный неспециалисту через полторы тысячи или более лет, нужно придти в страну не на но один год и не сотне-другой воинов-разведчиков.

Весьма вероятным - фактически, единственным полноценным - кандидатом на роль распространителя протофламенко выступает народ хурритов, изучение которого началось не более ста двадцати лет назад.

Наличие племен хурритов отмечается в отдельных местах восточнее р. Тигр, в северной зоне Верхней Месопотамии, примерно с середины III тысячелетия до н.э. Известны названия различных горных племен, составлявших этот народ, но с существующими сейчас нациями они никак не соотносятся.

Язык хурритов, вместе с урартским, как теперь установлено, составлял одну из ветвей северо-восточнокавказской семьи языков, от которой ныне сохранились ветви чечено-ингушская, аваро-андийская, лакская, лезгинская и др.; есть все основания думать, что прародина носителей хуррито-урартского языка находилась в центральном или восточном Закавказье.

Мы не знаем точно, когда началось движение хуррито-язычных племен на юг и юго-запад с их предполагаемой родины в северо-восточной части Закавказья (само слово хурриты означает «восточные» или «северо-восточные»). Вероятно, это началось еще в V тысячелетия до н.э. Вступив на территорию Верхней Месопотамии, они, несомненно, смешались с ее аборигенным населением.

Почти нигде мы не можем предположить, что хурритское население уничтожало, вытесняло и сменяло предшествующий этнос; явные признаки продолжительного сосуществования этих народов наблюдаются повсюду. Очевидно, сначала хурриты нанимались к местным царькам воинами, а позже мирно завладевали властью в городах, сливаясь с местным населением или сосуществуя с ним. Это также работает на нашу гипотезу – легко и мирно внедряясь в существующие этносы, хурриты могли без проблем привить свою культуры окружавшим их племенам, что также говорит в их пользу как распространителей протофламенко.

По лингвистическим данным переселение хурритов в Переднюю Азию шло волнами, причем первая и зашедшая далее всех волна (вплоть до Северной Палестины) должна быть отнесена едва ли не к середине III тысячелетия до н.э. Можно предположить, что у какой-то части хурритов появилась и необходимость и возможность продолжить свой путь на Запад, хотя бы потому, что в XIII веке до н.э. вся верхняя Месопотамия была присоединена к Ассирии, что сопровождалось жестокостями по отношению к побежденным и, вероятно, породило настоящие цунами беженцев.

Племена, появившиеся в Передней Азии в результате этнических передвижений конца II тысячелетия до н.э. – протоармяне, фригийцы, протогрузинские времена, апешлайцы (возможно, предки абхазцев), арамеи, халдеи – также были многочисленный и воинственны. В период правления царя хеттов Хаттусили I (он же Лабарна II) и Мурсили I начались военные столкновения между хеттами и хурритами, продолжавшиеся и в последующие времена.

Это подтверждает тенденцию неуклонного продвижения (как впоследствии тех же цыган) в Юго-Западную Европу. Группы людей должны были быть достаточно многочисленны, чтобы быть способными перенести хотя бы некоторые традиции (религиозные, экономические и культурные) на новое место жительства и не быть окончательно ассимилированные аборигенным населением. Заметное влияние хурритов обнаруживается повсюду и во многих областях человеческой деятельности.

Так, около I8-I7 веков до н. э. хурриты Верхней Месопотамии изобрели способ изготовления мелкой посуды из непрозрачного цветного стекла; эта техника распространилась до Финикии, Нижней Месопотамии и Египта, и в течение некоторого времени хурриты и финикийцы были монополистами в международной торговли стеклом.

Если материальная история свидетельствует, что хурриты и финикийцы тесно взаимодействовали в экономической сфере, несомненно, имело место и всякое другое взаимодействие. Например, финикийцы стали ввозить в Переднюю Азию морем испанское олово для изготовления бронзы. Хурриты не могли не узнать от них, что на Запад от их прародины имеются обширные, богатые и малонаселенные земли, в частности на Иберском полуострове. .

Уже во II тысячелетия до н.э. критские и микенские торговцы посещали сиро-финикийское побережье, а финикийцы селились в Эгеиде и даже доплывали до Сицилии, но их расселение сдерживалось морское господство критян. Словом, имело место бурное взаимодействие культур, при котором заселялась не особенно обремененная туземным населением Иберия.

Положение в корне изменилось в конце II тысячелетия до н.э. В это время Восточное Средиземноморье испытывало сильные потрясения, вызванные упадком дотоле мощных держав региона и интенсивным перемещением народов, причем явно прослеживается тенденция расселения на Северо-запад, в не столь сильно заселенную Западную Европу.

Переселение народов в г. Тир (ныне г. Сур в Ливане), который и до этого участвовал в средиземноморских контактах, создало там демографическое напряжение, которое можно было снять только эмиграцией части населения за море. И финикийцы, воспользовавшись ослаблением микенской Греции, двинулись на Запад.

Почему бы им не было захватить с собой, вольно или невольно, некоторую часть дружественного им хурритского населения, вместе с его культурными традициями, включая хореографические? Или, что тоже возможно, при известной способности хурритов мирно сосуществовать с другими этносами или сотрудничать с ними, почему бы им просто не присоединиться к этому движению? Такое предположение не противоречит общей истории этого народа и существовавшей тогда исторической обстановке.

Пути на Запад было два: вдоль побережья Малой Азии и к северному выступу Африки, и вдоль африканского побережья – в Южную Испанию (как, много позднее, в Иберию пришли мавры). Кроме стремления найти себе новое местожительства, расширить свое пребывание, у переселенцев были и вполне конкретные цели - золотоносный Фасос и обильная серебром Испания. Укрепление контактов финикийцев с Южной Испанией потребовало создание опорных пунктов на Пиренейском полуострове. Так на южной берегу возникает Малака (совр. Малага).

Античное предание говорит о троекратной попытке тирян обосноваться в Южной Испании – возможно, из-за противодействия местного населения. С третьей попытки и уже за Геракловыми Столпами финикийцы основали город Гадир («крепость»), у римлян Гадес, сейчас – Кадис. Словом, таким прямым и бесхитростным путем, сев на корабли своих деловых партнеров-финикийцев или работая у них, родственники современных лезгин и чеченцев могли появиться в Испании, вместе с древним вариантом лезгинки/протофламенко. И, скорей всего, отчасти так и было. Во всяком случае, ни исторических, ни логических противоречий в этом не обнаруживается.

Однако, можно предположить и менее прямой, но не менее естественный путь хурритов в Испанию, тем более, что тому имеется ряд исторических и искусствоведческих подтверждений. Все эти факты известны узким специалистам, автор только пытается сгруппировать их по-новому и посмотреть на них со своей точки зрения. Путь этот лежит из Финикии по морю в Этрурию, а уж потом - в Испанию.

В развитии Этрурии большую роль сыграли финикийцы. Более того, утверждается, что этруски пришли в Италию в первом тысячелетии н.э. и явно с Востока. А не были ли они, хотя бы, частично теми же хурритами, успешно перенявшими у финикийцев искусство мореходства и активно двинувшими на Запад по морю аки по суху? Или они продолжали экономическое и культурное взаимодействие вследствие «старого знакомства» и тоже воспользовались финикийскими «попутками»?

Несмотря на применение понятного – греческого – алфавита этрусский язык до стих пор остается непонятым. Сопоставление со всеми известными языками не выявило его близких родственников. По мнению других, этрусский язык был родственен индоевропейским (хетто-лувийским) языкам Малой Азии. Соотношения с кавказскими (в частности, с абхазским) языками тоже отмечались, но главные открытия в этой область все же еще не сделаны и считать, что этруски филологически родственны хурритам мы не станем. Возможно также, что предки этрусков также в каком-то отношении взаимодействовали с предками кавказских народов и научились у них кое-чему, включая танцы. Схожесть проявляется и во многом другом.
Мифология хурритов сильно напоминает греческую, но это, по мнению автора, не значит, что одна наследовала другой. Или это случайное совпадение в миропонимании и мироощущения достаточно разных народов, или идеи почерпнуты в одном и том же, невероятно древнем источнике.

Предком хурритских богов почитался Кумарве (Хронос или Хаос). Отражения хурритского цикла мифов через неизвестных нам посредников дошли до Гесиода, греческого поэта VII века до н.э., у которого порождение слепой и глухой страсти (Улликумме) отождествлялся с образом Эрота, порождения Хаоса. Возможно, обойдя пол древнего мира, мифология вернулась в месту своего зарождения, но для нас не это главное.

Кроме многочисленных высших богов, этруски поклонялись целому сонму низших божеств – добрых и злых демонов, которые во множестве изображены в этрусских гробницах. Подобно хурритам, ассирийцам, хеттам, вавилонянам и другим ближневосточным народам, этруски представляли себе демонов в виде фантастических птиц и животных, иногда и людей с крыльями за спиной. Все эти фантастические существа – явные потомки кавказских орлов.

Зловещий образ сил природы отчетливо виден в наборе сюжетов хурритской мифологии; чтобы не умереть до срока, нужно не забывать о жертвах богам. Идея жертвы – центральная в культе, что также сильно заметно и у этрусков, а на Кавказе тоже жертва, как это и не архаично, по сей день – главная часть даже христианского (например, у грузин) праздника. Автор самолично наблюдал массовое заклание баранов на празднике Рождества Богородицы (!) в горной грузинской Вардзии, у развалин православного пещерного монастыря времен царицы Тамар.

Важное место в этрусском обществе занимало жречество. Жрецы-гаруспики гадали по внутренностям жертвенных животных, в первую очередь по печени, а также занимались толкованием необычных природных явлений – знамений. Жрецы-авгуры гадали по поведению и полету птиц. Эти черты этрусского культа через ряд посредствующих звеньев заимствован из Вавилонии, через которую прошли и хурриты. Даже если хурриты и не были прямыми предками и предшественниками этрусков, то влияние их прослеживается и никаких, более близких, кандидатов на перенос культурных и религиозных традиций мы пока не находим.

Считалось бесспорным, что у этрусков существовало рабство плененных или купленных чужеземцев. Фрески на стенах домов богатых этрусков и сведения античных авторов свидетельствуют, что рабы в Этрурии широко использовались, как танцовщики и музыканты. Кроме того, есть указания на существование ритуального убийства рабов в форме смертельных поединков или травли людей зверями.

Здесь возможно и лежит причина того, почему хореографическая традиция, носителями которой являлись хурриты, не задержалась в Италии (итальянская танцевальная культура мало известна, не очень выразительна да и «забита» итальянским бель канто): то, что танцевали рабы, хозяева танцевать просто бы не стали из чванства или брезгливости. Но то, что в Этрурии танцевали много и охотно, доказывает тот факт, что множество фресок и статуэток изображает танцующих людей, и мужчин и женщин.

Не случилось ли так, что танцовщики и музыканты были, в основном, рабами или нанятыми артистами хурритского происхождения? А если это были по большей части невольники, то они бежали от притеснения и жестокости хозяев, или от нужды, в Испанию, по суху, по морю ли, но бежали часто и упорно? Не здесь ли лежит причина того, что фламенко, образовавшийся в основе из хурритского – невольничьего - танца, это, во многом, танец тоски и одиночества?… Представить себе, как один-два бежавших от хозяина раба зарабатывали своим искусством на хлеб по дороге в Испанию, куда рабство еще не добралось, вполне можно. И, потом, добравшись до места они занимались там примерно тем же, по-любительски ли, профессионально. И тут же становится понятным, почему типично народный танец, фламенко - единственный в своем роде сольный танец.

Вряд ли рабы, будь то просто рабы - танцоры-любители, или профессионалы, бежали целыми труппами, сохраняя поставленные и выученные групповые композиции или хотя бы помня, что такие существуют. Но очевидно также, этот поток был достаточно сильным, постоянным и культурно-однородным, чтобы эта традиция могла все-таки утвердиться и пережить не только самих хурритов и финикийцев, но и этрусков, и римлян.

Возможно, в древней Иберии в силу определенных причин, не существовало сильного автохтонного (созданного на месте) хореографического фольклора, и хурритский протофламенко просто заполнил эмоционально-художественную брешь.

В самом деле, прямо здесь, на северном берегу Средиземноморье заканчивается некая активная «танцевальная зона». О бедности итальянской народной хореографии мы упоминали. То же можно сказать и о французской – а хоть один выразительный французский фольклорный танец вы знаете? Полонез разве? В Галии и древней Британии, Германии, Скандинавии, куда выходцы из теплой «танцевальной зоны» просто не добрались, этот вакуум заполнялся гораздо позднее и тоже сплошь «смуглыми» заимствованиями.

Исходя из выше изложенного, можно с большой долей исторической вероятности констатировать, что танцевальная традиция, легшая в основу испанского фламенко, пришла в Испанию в начале I тысячелетия до н.э. с представителями народа хурритов, ведущих свое происхождение с древнего Кавказа, где эта традиция также осталась в виде народных танцев – разновидностей лезгинки.

Вопрос еще и в том, могла ли такая хрупкая вещь, и до сих пор не поддающаяся письменной фиксации, как танец, сохраниться так долго – ведь документам, киносвидетельствам, по которым мы можем судить, как танцевали наши самые ближайшие предки, деды-прадеды, не более девяноста лет. Да - можем мы ответить с полной уверенность. Не так уж, к счастью, хрупка человеческая культура. Обратимся к аналогии.

…Война между ахейцами и троянцами имела место четыре тысячи лет тому назад. Ее история известна нам, в основном, по итальянскому изданию середины 15 века. Создана она по отрывочным документам, пергаментам, папирусам и прочим. Но и это еще не все. Согласно исследованиям Г.Шлимана, Гомер отнюдь не был современником Ахилла и Гектора. Он и сам узнал о событиях, взаимоотношениях героях, даже об их семейных дрязгах только по рассказам, которые дошли до него через его предшественников – безымянных бардов, скорей всего, неграмотных и державших все эти невероятные объемы информации просто в памяти и … через пятьсот лет. Таких рассказчиков вряд ли были тысячи. Вероятнее всего, их были десятки. А танцоров были сотни тысяч – практически ровно столько, сколько самих людей. Кто из нас, ныне живущих, хоть раз в жизни не танцевал? Как следствие, можно сделать ассоциативный вывод: если языковая традиция, требующая знания разных языков, перевода, запоминания и, в конечном счете, весьма эксклюзивная по природе, дожила до наших дней, то танцевальной традиции пережить эти века и тысячелетия было значительно легче, поскольку у нее имелся куда белее мощный материальный носитель.

Таких примеров в истории немало. Это крупные литературный эпосы, наподобие тюрко-язычного «Кер-оглы», которые обрел письменную форму тоже в новейшие времена.

Объективности ради, надо упомянуть и отличия, порой взаимоисключающие, между ныне существующими танцевальными феноменами – кавказскими танцами и фламенко.

Например, исходя из того, что танец фактически – это одна из общественно-санкционированных форм достаточно тесного общения представителей разного пола, в кавказском танце таковое появилось только в сценическом варианте, да и то в советские времена. До этого смешанных танцев не существовало по определению. Это вроде мусульманской свадьбы: мужчины отдельно, женщины отдельно, и в танце также.

Сейчас, когда подчеркивать показное гендерное равенство стало необязательным, все больше кавказских танцев танцуется даже на сцене как это было принято в древности – джигиты отдельно, девушки отдельно. Но это практически всегда групповые танцы, с почти обязательным солированием, носящем соревновательный характер – себя показать.

Фламенко же – только сольный танец, т.е. из протофламенко выдернута наиболее удобная для воплощения сердцевина. Нет во фламенко и изначальной соревновательности – танцор танцует как бы для себя, для собственного самовыражения. Однако и здесь имеется сходство – в обоих случаях, танцору непременно требуется особый кураж, дуэнде, тараб.

Очевидно еще одно различие, теперь уже порождение технологии. Фламенко существенно отличается от кавказских танцев наличием такой яркой отличительной черты, как чечетка, сапатео. Кавказцы и в наши времена продолжают танцевать в мягкой обуви, что, возможно, было изначально и в протофламенко. Но в новейшие времена Европа встала на каблуки, и танцоры не смогли пройти мимо этого факта.

А если участников какого-нибудь кавказского фольклорного ансамбля, эксперимента ради, обуть в туфли на каблуках, не раздастся ли то самое сапатеадо?…

Считается также, что кастаньеты появились во фламенко в 19 веке.
Неправда, скажу я. Забавная бронзовая этрусская статуэтка изображает зашедшуюся в веселом раже танцорку с кастаньетами на обеих руках. Так что и этот элемент фламенко гораздо старше, чем считается. И тоже пришел из Этрурии. Может, поискать нечто подобное на Кавказе?

И так далее, и так далее.
Словом, перечисления примеров сходства и сродства танцевальных культур Иверии и Иберии можно продолжить - было бы только желание заглянуть под вековую, застывшую до каменного состояния пену…

В конце концов, существует только два места на планете, где башни используют не как культовое или военное сооружение, а как жилое.
Догадываетесь, где?


Людмила БЕЛЯКОВА

В качестве научно-исторического обоснования

автором использованы работы

И.М. Дьяконова и И.Б. Янковской
Разместил: vuk | Дата: 27.09.2006
[ Напечатать статью | Отправить другу ]

Рейтинг статьи

Средняя оценка: 5/2Средняя оценка: 5Всего голосов:2

Отлично
Хорошо Нормально Пойдёт Плохо

Смотрите также связанные темы

2010-02-11 22:38:00 - ВОСТОЧНЫЕ СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ
2009-08-04 18:55:00 - ДЫХАНИЕ В СТРЕТЧИНГЕ.
2009-08-04 18:30:00 - АКСЕССУАРЫ ДЛЯ РАСТЯЖКИ.
2009-07-29 17:33:00 - СЕМЬЯ В РИТМЕ ТАНЦА.
2008-02-16 18:01:00 - В ЧЁМ ПРИЧИНЫ МЫШЕЧНЫХ БОЛЕЙ ПОСЛЕ ТРЕНИРОВКИ.

Анонсы новых групп
·   ZUMBA (танцевальный фитнес-микс из элементов клубной латины)
·   БОДИ-БАЛЕТ (балетная растяжка, укрепление спины...)
·   ВОСТОЧНЫЙ ТАНЕЦ

>>Все анонсы

Последние статьи
·   ВОСТОЧНЫЕ СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ
·   ДЫХАНИЕ В СТРЕТЧИНГЕ.
·   АКСЕССУАРЫ ДЛЯ РАСТЯЖКИ.

>>Все статьи

Последние сообщения форума
·Фото и видео с наших выступлений
·МОСКВА: продолжающая группа
·МОСКВА: начинающая группа
·ВЕЧЕРИНКА ХАФЛА АЛЬ ДЖАНА - 28 ФЕВРАЛЯ
·Это вкусно

Постановка свадебного танца

Подробнее...


Танцевальные события
·   ЛЕТНИЙ ФЕСТИВАЛЬ БАЛЕТА - 2009!

>>Все события

ГЛАВНАЯ | Форум | Галерея | Новости | Темы статей | Информационные разделы | Обратная связь | Рекомендовать


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 KMindex TOP.proext.com 'Мир HotLog